Спецпроект "235 артефактов". Ломберный стол - "прадедушка" покерного стола

 

Иногда бывает, что причина, по которой создавался определенный предмет, становится архаизмом, а сам он не только остается в обиходе, но и сохраняет не совсем понятное для современников название. Так можно сказать и о ломберных столах, которые являются частью постоянной экспозиции мебели в нашей Музейной студии. Один из них (на фото) принадлежал известной в Иркутске семье Шостаковичей.

Первым в столицу Восточной Сибири в 1887 году, после 20-ти лет пребывания в ссылке в Западной Сибири, переехал Болеслав Петрович Шостакович (дед великого композитора Дмитрия Шостаковича). Здесь он устроился на должность бухгалтера в местное отделение Русско-Азиатского торгового банка и дослужился до должности управляющего. Потом он стал гласным Иркутской думы, а с 1902 до 1903 года и городским головой. Болеслав Шостакович был активным членом Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества. К этой работе он приобщил и своих детей, в первую очередь сына Владимира, который в 1900-1917 годах являлся научным сотрудником, а в 1917-1929 возглавлял Иркутскую магнитно-метеорологическую обсерваторию. А правнук Болеслава Петровича –  Болеслав Сергеевич Шостакович являлся доктором исторических наук, профессором и преподавал на историческом факультете ИГУ.

История же ломберного стола – прадедушки покерного – насчитывает три века. По сути он стал первым "специализированным" карточным столом, а название получил от карточной игры – ломбер, которую в XVI веке придумали в Испании. Однако стол для ломбера изобрели во Франции только во времена правления Людовика XIV, то есть через полтора века . Первоначально это был самый обычный стол, обитый зеленым сукном. Эта ткань не случайно стала главным отличительным признаком всех карточных столов, ведь на ней было удобно записывать ставки мелом, а по окончании игры их можно было стереть. К XVIII веку ломберный стол приобрел еще ряд "видовых черт" – он стал симметричным, а затем еще и складным.

А если говорить о самом названии "ломберный стол", то оно появилось в нашей стране во времена правления Екатерины Великой, так как в допетровской России игральные карты были запрещены. Так, уложение царя Алексея Михайловича ставило игру в карты в один ряд с грабежом, разбоем и прочими уголовными преступлениями, а наказания в ту пору были очень суровыми. Только указ Сената от 16 июня 1761 года "легализовал" ломбер. Правда, играть в него дозволялось только в дворянских домах, но, несмотря на это, в России начался настоящий карточный бум. И хотя к началу XIX столетия ломбер вытеснили вист и преферанс, название прижилось и даже дошло до наших дней.

Кстати, за ломберными столами не только играли в карты, но и творили многие классики русской литературы. Например, за таким столом Александр Пушкин написал "Пиковую Даму". Благодаря этому же предмету мебели в обиход вошло слово "сэндвич". Согласно общепринятой версии, название этого блюда происходит от титула Джона Монтегю, 4-го графа Сэндвичского, жившего в XVIII веке. Легенда гласит, что он был заядлым картежником, просиживал за игровым столом круглые сутки, поэтому просил подавать ему холодную говядину между двумя ломтиками поджаренного хлеба, чтобы не прерываться на прием пищи и при этом меньше пачкать руки.

С ломберным столом связана и весьма необычная любовная история – граф Лев Разумовский влюбился в супругу Александра Голицына. Во время карточной игры, проигравшийся в пух и прах, Голицын поставил на кон свою жену. И проиграл, а Разумовский сочетался браком со своим "выигрышем".