Спецпроект "Артефакты. История продолжается". Криминальный, и не только, талант Игнатия Цейзика

Говорят, талантливый человек талантлив во всем. Особенно, интересно это выражение звучит по отношению к судьбе польского ссыльного Игнатия Цейзика, который из всех своих многочисленных талантов больше всего развивал криминальный. В фондах Иркутского областного краеведческого музея хранится рельеф из терракоты, выполненный этим мастером.
 
В связи с чем в адрес нашего музея поступило письмо с просьбой оказать содействие краеведам Пружанского района Брестской области республики Беларусь, которые собирали информацию о своем земляке. Наши сотрудники охотно помогли коллегам получить необходимую информацию, ведь в нашем городе Игнатий Цейзик жил примерно с 1858 года, здесь же и умер, по утверждению биографов в 1860 году. Недавно белорусские краеведы прислали в адрес музея благодарственное письмо, и мы решили рассказать об этой интересной личности.
 
«В работе о Игнатии Цейзике, мы обязательно укажем о наличии данного рельефа в ваших фондах, поскольку о его немногочисленных работах известно не так много (у нас в Беларуси вообще нет его работ) и до нашего времени сохранились единицы в Польских и Литовских музейных фондах», – сообщили в письме белорусские краеведы.
 
«Как только ему снимали кандалы, он сразу принимался за фабрикацию кредиток!» – так вспоминали современники об Игнатии Цейзике. Криминальный талант полжизни провел на каторге. Участвовал в польском восстании 1830 года, помогал революционерам ассигнациями собственного производства. Был сослан в Нерчинские рудники в Акатуе.
 
– Говорят, банкноты, которые он печатал при помощи ювелирно изготовленных матриц, ничем не отличались от казначейских, – рассказала старший научный сотрудник музея Елена Гурова. – Его ловили, судили, ссылали. Потом приходили в восторг от его творчества – Игнатий был прекрасным художником и скульптором-миниатюристом, мог лепить из глины портреты фотографического сходства. Ему давали послабления. Он вновь печатал фальшивые деньги. Его вновь отправляли на каторгу – еще дальше в Сибирь: Тобольск, Иркутск.
 
А ведь жизнь Игнатия Цейзика могла бы сложиться совсем иначе. Он родился превосходным артистом во всех родах искусства, был музыкантом, рисовальщиком, скульптором, гравером, неподражаемым каллиграфом. Смело можно сказать, что если бы он посвятил себя исключительно искусству, то из него возможно вышел бы второй Бенвенуто Челлини (итальянский скульптор, ювелир, живописец, воин и музыкант эпохи Ренессанса). К сожалению, удивительные его способности приняли преступное направление и в итоге привели его на каторгу, которую он и живописал в своем рельефе.
 
– На переднем плане мы видим узника, на руках которого кандалы, в правой его руке кайло, печальный взгляд обращен в небо, ему отдано большое пространство в работе и это в целом характерно для произведений Игнатия Цейзика, – рассказала Елена Гурова. – На заднем плане изображен сход в рудник, узники, которые везут в вагонетках руду и частокол.